«У нас, конечно, колоссальные амбиции»

0
8 ноября 2012
1535 прослушиваний

Требуется обновление Чтобы прослушать подкаст, необходимо обновить либо браузер, либо Flash-плейер.
Встроить
Текстовая версия

М. Кокин: Всем добрый вечер, а сегодня именно вечером мы начинаем запись нашего нового подкаста, по счету уже почти 20, «Фонорама». Меня зовут Миша Кокин. Сегодня у нас в гостях Саша Алмазова, без «Non Cadenza», мы все не уместились в студии. Но мы обязательно расскажем о том, что в самом скором времени в клубе «А2», с которым мы уже давние друзья. Совсем скоро Саша Алмазова и «Non Cadenza» выступят. Сначала в Петербурге 22 ноября, а потом в Москве, буквально на следующий день. Что будет нового на концерте? Потому что все знают, что пока только один официальный релиз был «бесконечность». Можно сказать полтора года. Привет Саш.

С. Алмазова: Привет. Можно сказать год. Он вышел в ноябре.

М. Кокин: Значит что-то новое на подходе. Что это и что вы включите в концерт?

С. Алмазова: Расскажу о самом главном поводе, почему мы собираемся 23 числа. Вообще у нас день рождения. И мне даже самой страшно произносить эту цифру. Но коллективу «Non Cadenza» исполняется 8 лет.

М. Кокин: 8 лет. И все это время ты там пела.

С. Алмазова: Да, это все очень забавно.

М. Кокин: Буквально с пеленок.

С. Алмазова: Да, это началось с первого курса моего института. Слава богу, что мне так повезло с факультетом, что он, позволяя иметь очень много свободного времени. И у меня активно началась музыкальная деятельность параллельно с лингвистической. Я лингвист по образованию.

М. Кокин: Я знаю, что у тебя папа пел, а мама была практически ученым?

С. Алмазова: Она не практически, а совершенно точно ученый. Она доктор педагогических наук и не оставляет надежд, что я добьюсь успеха на этом поприще. Но я уже выбрала свой путь. Правда, пока одно другому несильно мешает, вот буквально вчера я сделала личное достижение. У меня вчера была предзащита диссертации. И я ее успешно прошла. А это значит, что скоро будет защита. И я хочу быстрее защитить ее и начать заниматься музыкой. Как бы это забавно ни звучало.

М. Кокин: А зачем кандидатская? У мужчин понятно, не идти в армию. А зачем женщинам? Если ты хочешь потом посвятить себя музыке?

С. Алмазова: Это такой момент очень сложный. Сложно его объяснить в двух словах. Когда ты много уже чего сделал, а делаешь потому что, ну почему бы и ни сделать. И когда много чего добился, работы провел уже стремно сложить все это в ящик или выбросить в корзину, хочется довести до логического завершения. А кандидатская, знаешь, как геймеры, когда проходят уровень, заходят в домик и сохраняются. Тут такая же история, ты как бы сохранился и это от тебя уже никогда не уйдет. Своеобразный тыл, потому что все мы знаем в какой мы живем стране, и насколько неоднозначна профессия музыканта. Все может измениться в один момент. А это твое звание никуда не денется.

М. Кокин: А Саша Алмазова насколько хороший ученый, вот сейчас по твоему? Ты прошла предзащиту, это уже о чем-то говорит. Если оценить? Системные знания...

С. Алмазова: если быть реалистичным человеком, то я считаю, что концерт мне удается лучше. Есть люди, которые занимаются только наукой и преуспевают. А у меня такая наука, очень специфическая. Это не физика, не химия, а педагогика, достаточно гуманитарная наука. И сколько у меня существует группа, я продолжаю преподавать. Практика у меня есть. И я занимаюсь темой, которую я разрабатываю сама, и в которой я неплохо разбираюсь. И это связано с музыкой, я стараюсь все это соединить. Например, аудирование у меня только по песням, в том числе джазовым. И, в общем, я очень много внедряю из своих музыкальных знаний в преподавание.

М. Кокин: Это такой симбиоз твоего статуса ученого и музыкального.

С. Алмазова: Я стараюсь, но это становится все сложнее совмещать. Потому что мозгу тяжело переключаться.

М. Кокин: А какие-то люди проникались твоей научной жизнью и музыкальной? Кто — то стал слушать Сашу Алмазову, а кто-то, возможно, стал или кто-то играет, из твоих коллег?

С. Алмазова: нет, у меня играют только профессиональные музыканты, которые в отличие от меня, всю жизнь занимаются только музыкой и имеют какие-то успехи. Мне кажется, рано говорить о последователях. Ноя написала учебник по английскому языку, это не то чтобы достижение, это неотъемлемая часть диссертации. И там много креативных упражнений. И суть моего исследования в том, что преподавать надо креативно. И не просто передавать какие-то сухие знания о языке, а заниматься так, чтобы мотивировать. Все мои студенты знают, чем я занимаюсь, и ходят на мои концерты. Скорее, наоборот, за мое преподавание я приобретаю слушателей и поклонников. Забавно, когда к тебе на концерте подходят подписывать. Александра Борисовна, и аж сердце йокает. Непривычно. Я совершенно не люблю говорить об этих вещах в совокупности. Для меня это две жизни. На работе я преподаватель по-другому веду, себя ставлю. А в гастролях, на концертах я — певица. А вообще я воспринимаю себя как певицу, музыканта, автора.

М. Кокин: И если кто-то еще не слышал тебя. Давай что-нибудь послушаем, что-нибудь из того, что ты принесла на этом диске.

С. Алмазова: Да, сегодня я не принесла ничего из диска «Бесконечность».

М. Кокин: ну он же есть в сети, и на вашем сайте noncadenza.ru его можно послушать.

С. Алмазова: Я могу сразу начать с новинки. У нас на прошлой неделе состоялась премьера. Мы долго работали над песней «Не сойти с ума». И очень скоро, мы приступим к съемкам клипа к этому треку. И надеюсь, что у нас все получиться.

М. Кокин: Слушаем. Ну, с ума не сошли, пока слушали. Кстати, ты говоришь, что вы будете снимать клип на эту песню. По поводу видеографии. Какие планы? Многие авторы песен становятся потом режиссерами. Есть ли идея развивать какие-то интересные сюжеты или видеоматериалы. Потому что то, что я видел, это хорошие клипы, но не Massive Attack, где принципиально делается уклон на какую-то канву интересную.

С. Алмазова: Я тебе могу сказать, что официально у нас один клип. И мы не преследовали цели показать мега режиссерскую работу или операторскую или блокбастер снять. Мы просто сняли клип, типа road movie. У нас были очень позитивные гастроли весной по Украине несколько дней: Харьков, Одесса, Киев. И в Одессе у нас представилась возможность взять с собой съемочную группу. Мы просто развлекались, веселились, валяли дурака, все, что мы обычно делаем на гастролях. И параллельно снимали клип. И, конечно, никакой сюжетной линии там нет. Мы просто хотели показать, что мы такие, какие мы есть. И с одной стороны, это было для наших поклонников, а с другой стороны, кто-то, благодаря, этому клипу нас на ютубе впервые услышал и увидел. Вот посмотрите, мы вот так выглядим. Потому что 7 лет группе, и ни одного видео. У нас куча лайвовых роликов с концертов. Это связано с тем, что мне, как идейному началу группы, не хочется снимать что-то некачественное. Поэтому я могу также объяснить, почему альбом первый вышел через 7 лет. Некачественное делать не хочется, а хочется качественное, но не было возможности. Конечно, я могу сказать, что мне хотелось бы снять блокбастер на «Барышни северной столицы». И мы хотели это сделать, но сумасшедший бюджет требуется. И хотелось бы не просто лаконичный клип, снятый на фотоаппарат, а именно сагу киношную. И поняли, что надо пока это отложить, и возможно, к этому вернуться. Сейчас, пока ничего не буду говорить, про задумку клипа, который мы скоро сбираемся снимать, надеюсь, что все реализуется, просто боюсь сглазить. Потому что очень много надежд вкладываю в это видео. Амбиции колоссальные. Очень много образов в голове, режиссерских идей. Я очень люблю все, что связано с видео, с кино. И поскольку я пишу песни, у меня возникают образы. И мне бы хотелось по максимум снимать много видео. Но к сожалению, по понятным причинам, таких возможностей мало.

М. Кокин: Ну, а есть же краутфандинговых платформ.

С. Алмазова: Мы активно ими пользуемся.

М. Кокин: да, вы активно ими пользуетесь, и почему бы ни собрать на клип таким образом? Это честно по отношению к поклонникам?

С. Алмазова: Честно, но я пока разочарованна в этих системах. Мне кажется, что не очень работает в нашей стране, в нашем менталитете. Мне кажется, такие системы очень круто работают за границей, в западных странах. Полублаготворительные штуки работают, когда есть общее стабильное финансовое благополучие нации. У нас тяжело скинуться на клип несчастным студентам, которым вечером нечего поесть. И скорее они лучше купят себе доширак, чем помогут клипу. Поэтому все эти наши опыты не очень успешны, но возможно что-то изменится со временем. Пока мы все финансируем сами свои альбомы, релизы. И известно, что альбомами не зарабатывают сейчас артисты деньги, потому что все это скачивается. Мы не против, просто обидно, что должен же быть какой-то финансовый оборот, финансовая отдача, которую ты можешь вложить в дальнейшие свои работы. Но пока не очень.

М. Кокин: Ну, а может, есть спонсоры? Кто-то обращался? Такое бывает?

С. Алмазова: Бывает. Но тоже не буду раскрывать всех секретов. Есть много нюансов в спонсорстве. О них все знают. Как только начинается какое-то спонсорство, за него надо платить. Каким образом? Начинаются такие легкие прогибы...

М. Кокин: Формат, и все остальное...

С. Алмазова: А давайте, сделаем так или, не знаю, может спонсор предложить. У нас такого не было, но мне рассказывали, с ним записать песню шансон.

М. Кокин: Или с дочкой.

С. Алмазова: Да, поэтому я очень категорично пока к таким вещам отношусь. Для меня первично творчество и частота таких вещей. Я даже не знаю, что сделать. Я никого не удивлю. Что я могу сделать? С чудаками сняться в клипе? Хотя, хорошая идея. У меня немного другое амплуа. И мне кажется, что меня не очень воспримут в таком контексте. И мы, конечно, уже засвечены, мы не берем всю страну ютуб, но нас уже кто-то знает. Но я то, как раз, все больше интересуюсь роликами, которые не настолько плохого качества, но они...

М. Кокин: Вирусные

С. Алмазова: Да. То, что недавно совершенно покорило...

М. Кокин: Gangnam style, почти миллиард просмотров

С. Алмазова: Да, но я имела в виду что-то другое. Например, ролик Мачете «нежность». Там не фриковость, а эксплуатируются образы нежности, влюбленности. На мой взгляд, это очень крутая работа, она производит образ очень бюджетной работы, снятой чуть ли не на телефон. Но на самом деле, я прекрасно знаю, что это очень дорогой клип и над ним работало, много народу.

М. Кокин: Ты считаешь, что круто взять в аренду или лучше купить несколько камер Red one со всеми причиндалами, которые прилагаются. И снять в отличном качестве, а потом стилизовать все под съемку на мобильный телефон.

С. Алмазова: нет, круто, что ты думаешь, что это сделано на одном дыхании, а ты даже не представляешь, сколько людей туда вкладывали свой адский труд. Потому что, когда ты сморишь фильм Тимура Бекмамбетова, ты понимаешь что, чтобы снять эту летящую пулю, которая огибает этот кусок мяса, висящий под потолком. Ты понимаешь, что это стоило миллион долларов. И это не удивляет. Но мне кажется, что круто, когда есть вот такая иллюзия. Я бы стремилась к такому видеомейкерству, чем к такому вирусному с налетом фриковости.

М. Кокин: Ну, кстати, песни Саши Алмазовой звучат достаточно легко, для того что бы поверить что все это вдохновение кропотливая работа.

С. Алмазова: Да, но, к сожалению, это всегда кропотливая работа.

М. Кокин: Хорошо, давай послушает какую-то песню еще.

С. Алмазова: Я могу предложить послушать песню, которая единственная песня в нашем репертуаре не нашего авторства. Есть такая группа «Квартал», я думаю, что многие ее знают. Кто помладше ее не знаю, но тем, кому за 25, ее помнят. Московская группа 90-х. Мы стремимся к тому, что делает эта группа. То какое-то западное влияние и попытка все это совместить с русским языком. И каждый раз, когда я их слушаю, у меня вскрывается мозг, потому что я не знаю, как можно что-то такое создавать. И в этом году Кварталу исполнилось 25 лет. И был в Москве большой концерт, их песни исполняли Моральный кодекс, маша и медведи. Мы там были самой молодой группой. И было здорово, что нас позвали поучаствовать. И кроме юбилея отмечали выход диска. И мы тоже записывали для него песню, которая называется «Моя любовь осталась в Амстердаме». Такая, одна из их известных песен. В нашем прочтении, но мы пытались сохранить их дух.

М. Кокин: Хорошо, давай послушаем. Ты помнишь, какая из твоих песен первых, стало понятно, что твоя музыка нравится не просто друзьям, а еще кому-то?

С. Алмазова: Да, это песня «Незнакомец» с очень джазовым налетом, я ее написала совершенно случайно в метро на клочке бумаги за 15 минут. Просто открылся какой-то центр, я ее набросала, не вкладывая какие-то надежды. И мы до сих пор исполняем ее на концертах, и нас не отпускают ее. Несмотря на то, что это какая-то баллада, а люди не всегда их любят. Но, тем не менее, эта песня до сих пор популярна. Хотя я написала ее лет в 15.

М. Кокин: А потом все пошло поехало?

С. Алмазова: Да, потом все пошло, поехало. И конечно, мы уже... Могу сказать, что даже сейчас часто звонят нашему директору, мы хотим заказать на корпоратив, а они могут еще что-нибудь сыграть из Стинга и из группы «Земляне». Яна говорит, к сожалению для вас, и к счастью, для них они исполняют только свои песни.

М. Кокин: Кстати, по поводу чужых песен. Получается, вы не хотите, что бы вы ассоциировались с группой, которые исполняют кавер версии. А мы беседовали про ваши песни. Ты говоришь, что вы уходите от более длинных песен к более коротким емким песням, радио формату. Почему? Что бы легче воспринималось, что бы попасть на радио?

С. Алмазова: Да, могу сказать, что у нас уже нет таких целей, попасть на радио. Мы уже давно от этого отказались. Потому что через интернет можно намного быстрее достучаться до слушателя. Но как бы мы себя, ни позиционировали как независимая инди — группа, все равно приятно, когда ты получаешь такой бонус, когда тебя ставят на федеральном радио или не телевиденье. Это круто. И конечно, это было бы очень здорово. Не могу сказать, что мы сильно обиваем пороги. Но какие-то мега предложений особо не поступает. Там считают, что она сложная. И мы постоянно это слышим, слишком сложная мелодия, слишком сложный текст. Как бы мы не старались упросить, нам все равно говорят — неформат.

М. Кокин: Такое бывает?

С. Алмазова: Конечно. Сложная метафора, все. А зачем?

М. Кокин: А в «Вечерний Ургант» вас не звали еще?

С. Алмазова: В «Вечерний Ургант» нас звали, когда он только начался. У нас там куча друзей, группа «Фрукты».

М. Кокин: Кто там только не играл. Тем более «Фрукты», они ж питерские.

С. Алмазова: Более того, барабанщик, который у них сейчас играет, это мой барабанщик, который проработал со мной 5 лет. И попросил отпустить. Бывает и так. Это была совершенно полюбовная ситуация, поэтому никто ни на кого не обижен. По поводу Урганта, раскрою секрет, обсуждалось, что мы будем там участвовать. Но, когда продюсеры просекли популярность программы, то они решили приглашать другие группы. Зачем какой-то андеграунд звать, когда можно пригасить группу «Градусы» или «Серебро». Мы действительно очень радовались, когда появилась эта программа, даже не, потому что у нас появилась возможность выступить на первом, а потому что альтернатива всему появилась. Какое-то альтернативное чувство юмора.

М. Кокин: Но оказалось все не так.

С. Алмазова: Да, оказалось все не так просто. Я, конечно, говорю сейчас очень такую инсайдерскую информацию.

М. Кокин: Вещи крамольные, но об этом надо говорить.

С. Алмазова: Ну да, я не стесняюсь, но всегда говорю о том, что мне жаль, что в нашей стране все вот так. И может быть, это странно прозвучит, но то с каким усердием я проталкиваю свой проект, в течении 8 лет. Это не только из-за моих личных амбиций, это попытка доказать вот эту стену я пробью и все равно всем покажу, что можно что-то самому сделать в этой жизни. Пока еще порох есть. Сколько бы у нас не было закрытых дверей перед. Нами. И я надеюсь, что если мне это удастся, то молодым музыкантам это будет проще.

М. Кокин: Публика поменяется.

С. Алмазова: Ну, скорее всего публика не поменяется. Это уже какие-то уровни общекультурные.

М. Кокин: на поверку оказывается, что все эти рейтинги больших телеканалов, вся эта большая аудитория не может воспринимать такую музыку. Получается что аудитория таких сайтов как openspace.ru и так далее. А на поверку оказывается, что аудитория таких сайтов, аудитория сложной музыки, традиционного или авангардного джаза. Горстка людей, в сравнении с теми, кто по другую сторону. По-твоему, музыку надо упрощать. Для меня это странно слышать.

С. Алмазова: Я не говорю, что ее надо упрощать. Нет. Нам так говорят.

М. Кокин: Мне показалось, что вы целенаправленно все эти 8 лет уходили от джаза

С. Алмазова: Скорее не из попыток стать популярнее, мы скорее противились всем попыткам нас как-то облечь в какую-то причесанную форму. Это попытка найти свой саунд. Лаконичность — это тоже. Краткость — сестра таланта. Если мы возьмем первый альбом Земфиры. Я считаю, что он гениальный. Легкость и простота. Мы не знаем, сколько за этим стоит работы. Мне рассказывали, и я много об этом читала. Это в основном продюсерская работа. А когда ты слушаешь, кажется что там гитара, бас, барабаны и голос Земфиры. А на самом деле там было очень много попыток это записать. А потом все это было отброшено и оставлена минимальная канва, которая и пробила слушателей по всей стране. И мне кажется, что как раз был найден правильный саунд. Как раз в этом цель, найти правильный саунд. И не заморачиваться на всякие фишки, штучки. Простота важна.

М. Кокин: Но не на всякого музыканта есть такой понимающий. Давай, послушаем какую-то из ваших песен, которая по звуку тебе и коллегам нравится больше всего. Где именно то самое гармоничное сочетание. Нет пустых мест, где можно было бы что-то добавить. Наверняка есть такая песня.

С. Алмазова: Сложно сказать, каждый выбирает на свой вкус. Давай поставим, например, песню, на которую мы сняли клип «На берегу». Нам кажется, что именно то, как мы ее записали, звучит полноценно.

М. Кокин: А клип ищите на ютубе. Вернулись мы в студию, напоминаю, что это подкаст «Фонорама», меня зовут Михаил Кокин. Напротив меня Саша Алмазова, и мы тут беседуем о жизни, о музыке, о предстоящем концерте. Кстати, хотел спросить, для какой аудитории ты выступала максимум?

С. Алмазова: Максимум — количество людей? Смотря, что брать, если фестивали — то очень много народу. Самый массовый «Коктебель», мы выступали там второй раз. Это было круто, так как мы выступали на одной сцене с Нино Катамадзе. Ощущения очень крутые. Я думаю, что там 20.000 было и даже больше. Это невероятное ощущение. Сцена стоит на берегу моря, и горы. И потрясающие люди с веселыми лицами. «Усадьбу джаз» мы не берем. Фестивали, это не совсем истинные наши поклонники. В плане концертов, человек 500-600. Потому что мы выступаем в клубах, которые больше вместить и не могут. Может, со временем и больше будем собирать.

М. Кокин: А это планы на ближайшие 5 лет?

С. Алмазова: Мы выбрали другой ракурс. Решили подойти по-другому к выпуску продукции. Потому что альбом, который мы выпустили в прошлом году «Бесконечность» выпил из нас все соки. Мы два года безвылазно сидели в студии, корпели, все переделывали. Горе от ума, и постоянно хотелось все улучшить. А так как я работаю с профессионалами, я замороченная на качестве, а они еще более замороченные. И это могло бесконечно продолжаться, отчасти мы поэтому и назвали так альбом. И тут было доля мора. Все устали его ждать, он вышел, и разошелся в сети. И мы решили, попробовать другую схему. Лучше чаще выпускать синглы, и выкладывать их в сеть, а потом собирать альбом, дописывать совершенно свежие песни. Не будет уже такого заседания в студии. А третий, я вообще запишу так как никто не делала. Он будет вообще только джаз. У меня правда есть такая мечта, снять загородный дом, оборудовать студию, или уехать заграницу, там жить и писать альбом.

М. Кокин: Я думаю, что у многих питерских музыкантов есть загородные дома со студиями, так что ты можешь попросить.

С. Алмазова: Ну да, планов очень много. Дай бог все успеть. И планы только преумножаются.

М. Кокин: А какой ты себе представляешь творческий отпуск? Для кого-то — это пара месяцев в Индии на берегу моря в бунгало. А у тебя?

С. Алмазова: Примерно точно также. Мне важно, хотя бы раз в год полностью отключаться от всего. Но я никогда не делала это на такой длительный срок. Максимум на две недели, и на второй неделе у меня уже начинается ломка. Я себя чувствую неполноценным человеком без деятельности. И я сразу начинаю искать контакт со своим директором, и обсуждать с ней какие-то идеи. Конечно, все это скоро будет меняться, так как более загруженный график и требуется больше отдыха. А пока это банально море, солнце и отсутствие интернета.

М. Кокин: А если на Запад куда-то. Концерты могли бы пройти с успехом на западе? Русский язык насколько мешает восприятию? Я всем задаю этот вопрос. Потому что это очень отважный шаг, мало того, что писать на русском языке — это больше ответственности перед самим собой, и перед публикой. Потому что на чудом языке писать проще. У «Мумий Тролля», который сейчас пытаются снимать клипы и переписывать песни на английском. Это все равно очень сложно. Не кажется ли тебе, что ты, по сути, закрываешь дорогу туда, когда делаешь это на русском?

С. Алмазова: Я не могу сказать, что я стремлюсь туда. И если я буду что-то писать на английском, это точно будет в рамках другого проекта. Потому что «Non Cadenza» — это русский проект, и всегда он себя так позиционировал, когда выбился в люди. Я не вкладываю большие надежды с западом ни касательно себя, ни касательно проекта «Non Cadenza». Я много, что читаю и слушаю, касательно работы на западе, и это другой уровень и другая конкуренция. У нас тут детский сад во всех жанрах.

М. Кокин: И это не стесняется говорить Саша Алмазова. Говорят, что в Австралии и Новой Зеландии очень большая конкуренция, просто до нас все доходит.

С. Алмазова: Ну и в Нью-Йорке в любом переходе поют так. Удивительно и грустно. У меня друзья на какое-то время переехали в Нью-Йорк, и говорят, что то, что у нас принято петь в караоке шансон или Николая Баскова, в Нью-Йорке принято петь джазовые стандарты.

М. Кокин: В Нью-Йорке много джазовых клубов.

С. Алмазова: ну если у нас джаз — это высшая каста, то там — это банальная вещь. Они на то и называются джазовые стандарты.

М. Кокин: Н мы отдаем дань классике, классической музыке. И не только 1 века, но и 20, экспериментальную. Которая как идея и нам частично принадлежит. Как так получилось, что генетически в людей вложено столько музыкального, классическая музыка, народные моменты, а популярные.. Как тебе кажется, генетически это передается?

С. Алмазова: Я думаю, что это вопрос антропологический и исторический. Что такое культурный уровень страны? Я считаю, что культура может быть, что есть первые базовые ступени в порядке, экономическая ситуация, политическая, здравоохранение. Как может быть какой-то культурный уровень в стране, если у нас 80% населения за чертой бедности. Я могу долго об этом рассуждать. Меня это жутко задевает. Я рьяная монархистка, и мне, кажется, что мы достигли точки не возврата. Я абсолютно аполитична и на эти темы публично не говорю, только в кругу друзей. Я совершенно с тобой согласна, генетически мы предрасположены к много чему, и в нас много наций и культур заложено, и в знаменателе это дает большие таланты. Но гордиться сейчас нечем. Это как замкнутый круг, возможно, много талантливых людей, особенно молодежь, но выхода этому нет. На государственном уровне никто это не поддерживает и не дает платформу для этого. В школе я дважды выигрывала грант и училась в обычной шотландской школе. У меня был культурный шок, потому что школа, где я училась, был целый корпус оборудован под музыкальные занятия. И каждый студент, вне зависимости от его способностей, был обязан посещать эти занятия. Он мог выбрать то, что ему нравится. Это была абсолютно обычная школа. Это было в Глазго. Крупный город. Ну да, там много своих моментов, но это не частная школа.

М. Кокин: В России, я знаю, государственных школах есть музыкальные классы.

С. Алмазова: Важно, что людям с пеленок рассказывают, что такое музыка. И образование построено на том, что есть выбор. Ты не обязан одновременно знать физику, химию и литературу. И тогда я поняла, что у нас все очень грустно. Не дают получить образование у нас. И многие музыкальные вещи, я узнала уже во взрослом возрасте из общения с людьми. Потому что когда мне было 15-16 лет, не было ютуба. На эти темы можно бесконечно рассуждать. Но надежда остается на талантливых людей, которые могут пробить головой.

М. Кокин: Ну, ты сама говоришь, что сейчас есть интернет и там, с помощью, нехитрых маркетинговых ходов, можно достучаться.

С. Алмазова: Это плюс. Но, если мы говорим об общем культурном уровне страны, то каким бы талантливым ты, ни был, массам это не нужно, это нужно определенной группе людей.

М. Кокин: ну мы ж ждем, когда у нас появится группа сравнимая с глобальными группами.

С. Алмазова: Я думаю, такая группа не появится. Просто потому, что мы очень сильно отстали от Запада. «Битлз» были в 60 годах, а мы даже до того уровня не дошли. У нас были свои, которые дадут фору современным.

М. Кокин: Вот Лента проводит серию с «Аквариумом». Вам предлагали?

С. Алмазова: да, но мы немного отложили. Потому что были заняты. И еще нам кажется, что это не наш стиль.

М. Кокин: А вообще Борис Борисыч нравится?

С. Алмазова: Конечно, я его уважаю. Это то, немного, что осталось в Петербурге.

М. Кокин: Кстати, у вас есть планы перебраться в Москву? Это ближе, никуда ехать не надо. Я знаю, что часто федеральные каналы не приглашают на выступления, потому что надо оплачивать дорогу. Если планы переехать в столицу?

С. Алмазова: есть планы концентрировать свою деятельность, и больше там пребывать. Стены тут родные и есть «Сапсан», который решает массу вопросов. Для петербуржца переехать в Москву — это трагедия. Мне не нравится она, как город. Да, там движуха, куча знакомых, и бывать там наездами.

М. Кокин: А москвичам нравится бывать в Петербурге наездами к хорошим друзьям.

С. Алмазова: Мне кажется, что когда москвичи слышат про Петербург, у них загораются глаза. Я думаю, что сжечь мосты и переехать, это тяжело. Но не исключаю, что скоро я на какое-то время это сделаю.

М. Кокин: Подходит к концу наш подкаст. Мы можем еще долго говорить. Давай что-то еще послушаем из того, что ты принесла. И пара слов для тех, кто тебя слушает. Еще пара слов о программе.

С. Алмазова: Могу сказать, что какие-то сюрпризы на нашем концерте будут. И могу сказать, что, во-первых, это новое место. Потому что в последние пару лет мы выступали в «Космонавте». «А 2» — замечательный клуб, который недавно открылся, и его все хвалят. И у нас 8 лет, и будет соответствующая атмосфера. Не буду говорить, какая тема будет. Будут новые песни и возможно, что-то мы исполним из очень старых песен. А что касается концерта в Москве, мы выступаем в «Союзе композиторов» впервые с джазовой программой. Это те же наши песни только в джазовом исполнении с фраками, роялем, контрабасом. И стилизация под Нью-Йорк, столики, ограниченное количество места и будет уютно. Атмосфера будет другая.

М. Кокин: Саш, спасибо, что была сегодня с нами в студии, поделилась своими мыслями по разным и неожиданным темам. Давай послушаем последнюю песню, а перед этим распрощаемся. Меня зовут Миша Кокин, приходите в «А2», слушайте Сашу Алмазову. Если не найдете в реальном воплощении, то ищите в сети. Пока.

С. Алмазова: Пока.


Ширина

В гостях — Саша Алмазова (Non Cadenza). Совсем скоро замечательные музыканты будут праздновать свой 8-ой день рождения. 23 ноября в питерском А2 и 24 ноября в московском «Союзе композиторов» ребята отметят эту дату с полагающимся по такому случаю размахом. Мы собрались в студии Podster.ru, чтобы поболтать о том, что Саша и товарищи натворили за это время.

В программе:

— Новый альбом Non Cadenza.
— О прошлом и настоящем.
— Что нужно для съемки клипа.
— Почему краудфандинг в России не работает.
— В чем проблема российского слушателя/зрителя.
— и многое другое.

В подкасте звучат песни:

— Не сойти с ума
— Моя любовь осталась в Амстердаме (КВАРТАЛ cover)
— На берегу
— На Последнем Дыхании

Ближайшие концерты:

— Санкт-Петербург, 23 ноября клуб А2
— Москва, 24 ноября «Союз композиторов»

Саша Алмазова & NON CADENZA в социальных сетях:

Официальная страница ВКонтакте
Non Cadenza на Facebook
Страница в Twitter
Канал на YouTube
Сообщество в ЖЖ
Саша Алмазова на Soundcloud
Профиль Non Cadenza на Lastfm
Саша Алмазова & Non Cadenza на Realmusic
Поблагодарить Non Cadenza на Thankyou.ru

Выпуски

Комментарии