Композитор, которому не нужны ноты

0
17 мая 2012
1467 прослушиваний

Требуется обновление Чтобы прослушать подкаст, необходимо обновить либо браузер, либо Flash-плейер.
Встроить
Текстовая версия

С. Яковлев, М. Кокин: Привет. Привет. Это «Фонорама». Меня зовут Саша Яковлев. Напротив меня Михаил Кокин. Да, это я. Рядом с нами гость. Сегодня это Митя Гольцман. Он представляет сразу несколько коллективов. Уже на один коллектив больше. Я бы сказал, что он композитор. Митя, ты композитор?

М. Гольцман: Конечно. Я сочиняю музыку, поэтому я композитор. Мне кажется, это самое емкое слово, описывающее мой род деятельности.

С. Яковлев, М. Кокин: Давайте, назовем названия.

М. Гольцман: Прежде всего, у нас горячие пирожки, вышел на днях альбом у коллектива «Ned Hoper». 12 мая была презентация в музее современного искусства «Эрарта» нового альбома «R.E.».

С. Яковлев, М. Кокин: Помимо «Ned Hoper» есть еще «DoReMi Orchestra», и еще один коллектив...

М. Гольцман: Коллектив, о котором мы пока умолчим.

С. Яковлев, М. Кокин: Давай начнем с «Ned Hoper». Расскажи, что это? С чем это едят? В чем соль музыки и альбома?

М. Гольцман: Достаточно яркий и самобытный коллектив, который, на мой взгляд, возрождает Art Rock. Мы называем себя музыкальной лабораторией. Каждый наш выезд на концерт — это очень серьезная подготовка. Мы делаем специальные плейлисты, грузим в автобус всю нашу аппаратуру, мы берем с собой все. Мы делаем новые лабораторные опыты уже над слушателями непосредственно в залах.

С. Яковлев, М. Кокин: А что такое все?

М. Гольцман: У нас даже гитариста нет, у нас есть баритон-гитарист. Он ставит опыты над стереоустановкой. Он использует только аналоговые примочки. Он кстати дает он-лайн консультации. Наша лаборатория довольно засекречена.

С. Яковлев, М. Кокин: То есть это такое исследование звука?

М. Гольцман: Да, мы исследуем звук и возможности инструментов. Извлекаем нестандартные звуки из стандартных инструментов и наоборот.

С. Яковлев, М. Кокин: Где любители инструментальной музыки могли исследовать ваш звук сами? Я к тому, что «Ned Hoper» существует в основном в сети или все больше разрастается? Я имею в виду выступления.

М. Гольцман: У нас раньше бывал один концерт в год. Мы все время проводили его в студии, потому что у нас в студии ребята работают над спецэффектами к кинокартинам и сериалам. Так же мы много времени посвящали созданию музыкальных полотен, созданию звука, потому что мы никуда не торопимся. У нас есть масса времени и своя студия, где можно работать над звуком и добиваться каких-то результатов.

С. Яковлев, М. Кокин: Раньше был один концерт в год, а сейчас?

М. Гольцман: Теперь все чаще и чаще. Мы стали догонять материал и выпускать альбомы. Альбомы надо презентовать, поэтому мы стали больше играть концертов, и нас стали больше приглашать на фестивали. Раньше мы играли камерные концерты у себя в студии.

С. Яковлев, М. Кокин: Мы сегодня обязательно послушаем, что-нибудь из «Ned Hoper». Какие ассоциации музыка «Ned Hoper» может вызывать у слушателя? Наверняка с любой музыкой можно что-то связать, что это может быть?

М. Гольцман: Все говорят, что наша музыка кинематографична. На альбоме «11» наша музыка подталкивала слушателя непосредственно каким-то образом, ты слушаешь этюд, и тебе уже не отвязаться от этой идеи. В новом альбоме нет непосредственных иллюзий в названиях, поэтому я не знаю, что будет человек представлять.

С. Яковлев, М. Кокин: Это коллективное творчество?

М. Гольцман: Безусловно. Как рождаются композиции, это секретная информация, но мы работаем с австралийским композитором «Ned Hoper», это написано во всех релизах. Мы частично перерабатываем его материалы, присланные в том или ином виде.

С. Яковлев, М. Кокин: Поисковик выдает на «Ned Hoper», что Хоппер — это резиновый шар с ручками, который позволяет сидеть на нем и не падать.

М. Гольцман: Хопер с одной п?

С. Яковлев, М. Кокин: С двумя.

М. Гольцман: Это самая большая ошибка.

С. Яковлев, М. Кокин: Я ввожу с одной, а он выдает с двумя.

М. Гольцман: Он не прав, потому что у нас «Ned Hoper» — это имя и фамилия. Хотя очень часто ошибаются в афишах, мы стараемся это исправлять.

С. Яковлев, М. Кокин: Наверное, стоит сказать, когда состоится ближайшее шоу.

М. Гольцман: У нас очень много шоу. Я помню, что самое ближайшее — это фестиваль «Skif». Это будет 18 мая.

С. Яковлев, М. Кокин: В этом году он длится три дня.

М. Гольцман: Да. Потом у нас 26 мая будет благотворительный фестиваль для незрячих людей.

С. Яковлев, М. Кокин: Где это будет?

М. Гольцман: ДК «Шелгунова». 27 числа будет «Circus Concert Hall».

С. Яковлев, М. Кокин: Это очередная бывшая конюшня на Конюшенной площади, насколько я понимаю.

М. Гольцман: Да. Мне кажется, будет интересный концерт.

С. Яковлев, М. Кокин: Довольно насыщенное у вас расписание.

М. Гольцман: Да, это на май. Я боюсь, что остальные концерты мы в интернете осветим, чтобы люди запомнили.

С. Яковлев, М. Кокин: Да, мы выложим все ссылки на страницы группы. У вас можно скачать альбом или его можно только забрать?

М. Гольцман: Все альбомы мы стараемся выкладывать самостоятельно. Лучше мы это сами сделаем в хорошем качестве.

С. Яковлев, М. Кокин: Это работает?

М. Гольцман: Скачка? Вполне.

С. Яковлев, М. Кокин: Активно?

М. Гольцман: Да, скачивают, слушают, комментируют.

С. Яковлев, М. Кокин: Есть какой-то рейтинг?

М. Гольцман: Просто нет времени заниматься изучением статистики скачивания.

С. Яковлев, М. Кокин: Иностранная аудитория как-то реагирует на вашу музыку?

М. Гольцман: Да. Я права не слежу за эти.

С. Яковлев, М. Кокин: Если не секрет, в прошлом ты был участником группы «Клевер».

М. Гольцман: Да.

С. Яковлев, М. Кокин: Как-то довольно неожиданно появился коллектив «Ned Hoper», как ты попал туда?

М. Гольцман: Еще, будучи в коллективе «Клевер», я был приглашен своими коллегами в коллектив «Ned Hoper». Это коллектив звукорежиссеров. У нас до этого был коллектив «Радуга 701». В какой-то момент этот коллектив исчерпал себя, и он перерос в «Ned Hoper».

С. Яковлев, М. Кокин: Все это вылилось в какое-то количество альбомов, сколько их?

М. Гольцман: За 5 лет существования мы написали 3 альбома, точнее выпустили. Первый альбом мы писали почти 2 года, у нас сломался винчестер со всеми материалами. Потом стали догонять материал, который накопился за существование этих камерных у концертов, и мы уже выпускаем третий альбом за год.

С. Яковлев, М. Кокин: А писали все три пластинки в разных студиях?

М. Гольцман: В разных.

С. Яковлев, М. Кокин: Вы дрались, когда писали или у всех одно и то же видение?

М. Гольцман: Лично я стараюсь выключать в себе звукорежиссера, когда появляется звукорежиссер и говори «Запись». Я в этот момент музыкант. Мы каждый раз пишем по-разному. Например, барабанную мелодию мы писали на пленку. Потом дописывали инструменты в водной и в другой студии, сводили у себя. Последнюю пластинку мы писали на «Добролете», то есть большую часть, рояль мы писали у себя на студии.

С. Яковлев, М. Кокин: Где вы нашли рояль?

М. Гольцман: На кухне нашего баритон-гитариста.

С. Яковлев, М. Кокин: Чем отличается сырой звук от готового? Насколько велика разница?

М. Гольцман: Трудно судить со стороны, потому что альбом еще свежий.

С. Яковлев, М. Кокин: К сожалению, у вас очень много секретов, сырую запись, наверное, слышали только вы и ваши самые близкие друзья.

М. Гольцман: Мы записываем уже не сырой материал.

С. Яковлев, М. Кокин: То есть уже в том звуке, который вы хотите слышать потом?

М. Гольцман: Конечно, да. У нас изначально гитарист выстраивает себе звук и пишет этюд непосредственно в том звуке, который прозвучит. В дальнейшем работа происходит только частотной или динамической коррекции.

С. Яковлев, М. Кокин: Как ты относишься к домашним записям? Потому что вы очень много заморачиваетесь над звуком. Насколько может быть хорошим звук, записанный дома в обычных условиях?

М. Гольцман: Я прекрасно понимаю, о чем ты говоришь, потому что у меня еще есть сольное творчество. Я записал три альбома именно дома. Я считаю, что домашняя запись должна процветать. Это интересно всегда послушать.

С. Яковлев, М. Кокин: По поводу студийной записи, как вам сотрудничество с Андреем Алякринским, поскольку многие артисты стремятся попасть к нему на запись и сведение, но мне кажется, это не всегда уместно.

М. Гольцман: Мы нашли общий язык и очень подружились. Я считаю, что это прекрасный звукорежиссер и специалист в своей области. Гитарный звук, записанный его руками, это лучший гитарный звук.

С. Яковлев, М. Кокин: То есть попасть к хорошему режиссеру легко, и это может позволить себе каждый? Я предлагаю сейчас послушать этот гитарный звук. Композицию «Ned Hoper» с последнее пластинки под номером 5. Может пару слов о нем.

М. Гольцман: Альбом состоит из репетитивных этюдов, это повторяющиеся паттерны. Я считаю, что нужно слушать альбом от и до, естественно как и любую пластинку. Репетитивный этюд 5 мы выпускали к синглу, поэтому можно его послушать отдельно.

С. Яковлев, М. Кокин: Репетитивный этюд, техника повторения, значит ли это то, что именно коллективу «Ned Hoper» достаточно близок минимализм?

М. Гольцман: Мы на этой пластинки постарались изучить все музыкальные течения с приставкой минимум, как мы пишем это в пресс-релизе альбома.

С. Яковлев, М. Кокин: А можно конкретнее какие-то названия?

М. Гольцман: В коллективе 5 человек и каждый слушает совершенно разное, я не могу отвечать за всех.

С. Яковлев, М. Кокин: Есть какие-то точки соприкосновения?

М. Гольцман: Музыка «Ned Hoper» это единственная точка соприкосновения, потому что люди действительно слушают разную музыку. Я считаю, что это правильно. Картина музыкального мира наиболее полно представлена разносторонними людьми.

С. Яковлев, М. Кокин: А твои предпочтения?

М. Гольцман: Я предпочитаю академическую современную музыку.

С. Яковлев, М. Кокин: Например? Игорь Вдовин записал альбом буквально недавно, наверное, ты слышал?

М. Гольцман: Я прослушал. Я стараюсь не высказывать каких-то суждений о музыке, потому что ее надо слушать. Я могу сказать, что я его прослушал, и он во мне как-то отложился.

С. Яковлев, М. Кокин: Что ты можешь сказать о таких основополагающих бандах инструментальной музыки?

М. Гольцман: Музыку некоторых групп мы играем на некоторых концертах. В одно время я увлекался пост роком, но мне надоела эта музыка. Вполне было интересно послушать их живьем.

С. Яковлев, М. Кокин: Я верну вас в академическую область. Какие у тебя предпочтения в академической современной музыке?

М. Гольцман: На первом месте у меня стоит Стив Райх и Джон Кейдж. Они все на первом месте.

С. Яковлев, М. Кокин: Как это произошло? Изначально на музыкальной сцене ты был с клубной историей, и твой вкус привел тебя к академической музыке. Как это произошло?

М. Гольцман: Я пришел к этому, когда я работал на радио «Классика Петербург», а потом на радио «Классика России». По специальности я работал звукорежиссером на радиостанции, и у меня было масса времени послушать и классическую музыку и академическую.

С. Яковлев, М. Кокин: Такие формы могут сейчас быть востребованы аудиторией?

М. Гольцман: Конечно, потому что это музыка вечная и настоящая. В отличие от клубной, где много конъюнктурной музыки, потому что у людей совершенно другие амбиции, они это все по-другому видят и воплощают. Изначально там другие цели.

С. Яковлев, М. Кокин: Какая цель у тебя как у композитора и человека, который играет в нескольких командах и как минимум в двух из них в качестве лидирующего человека. Что ты хочешь достичь с помощью этой музыки?

М. Гольцман: Я бы хотел сразу оговорить, что единственный коллектив, где я занимаю лидирующую позицию, это мой коллектив «DoReMi Orchestra».

С. Яковлев, М. Кокин: Мы к нему все ближе.

М. Гольцман: В «Ned Hoper» я наравне с участникам.

С. Яковлев, М. Кокин: Не суть, какие цели ты ставишь перед собой?

М. Гольцман: Созидание, мне кажется это самое важное, чем может быть занят человек. Музыкальное созидание это то, что я могу делать.

С. Яковлев, М. Кокин: Я это тоже имел в виду, но какие ты цели ставишь, может завоевать какую-то аудиторию, показать свою музыку кому-то за рубежом или такой цели нет?

М. Гольцман: Цель — зафиксировать живьем тот материал, который существует в голове. Сыграть это именно нашим составом инструментов. У нас сейчас 6 человек.

С. Яковлев, М. Кокин: Давай подробнее об инструментах? А материал звучит в голове или иногда в сердце или где-то еще?

М. Гольцман: Мне кажется, у людей в моем возрасте шумы в сердце уже встречаются. Трудно сказать, где именно звучит, оно где-то рядом.

С. Яковлев, М. Кокин: Бывает, что слушаешь музыку и понимаешь, что она от мозга, она такая сложная и навороченная.

М. Гольцман: Музыка «DoReMi Orchestra» она наивная детская. Если и от мозга, то неразвитого детского, который смотрит на мир открытыми глазами и удивляется всему. Это скорее всего музыка души.

С. Яковлев, М. Кокин: Вернемся к составу «DoReMi Orchestra», какие инструменты у вас сейчас задействованы?

М. Гольцман: Струнная группа: акустическая гитара, маленькая гавайская гитара, скрипка, виолончель и аккордеон, и барабаны.

С. Яковлев, М. Кокин: Совсем недавно вы вернулись из поездки в Амстердам. Давайте поговорим об этом сразу после песни, чтобы сочетание звуков уложились у людей в голове, и они представили, как вы выступали на улицах Амстердама. Знаю, что студийных записей пока нет.

М. Гольцман: Запись будет из хостела, где у нас был концерт, и записали это все на один монофонический микрофон. Я думаю, мы послушаем композицию самый длинный мост в мире «The longest bridge in the world», с которого начинались все лайфсеты на улицах Амстердам, потому что на улицах было очень холодно, и мы согревались этой песней.

С. Яковлев, М. Кокин: Слушаем. Амстердам. Мы находимся сейчас в Амстердаме, дорогие друзья. Если кто-то из Вас бывал там, то знает, какого это. Какого это играть на улицах Амстердама. Кстати, вы не играли на улице «Красных фонарей»?

М. Гольцман: Мы играли рядышком. Там была пешеходная улица.

С. Яковлев, М. Кокин: То есть вы не перетянули к себе аудиторию с улицы «Красных фонарей»?

М. Гольцман: Мы довольно скромный ансамбль.

С. Яковлев, М. Кокин: Вы чисто на акустике играли?

М. Гольцман: По правилам нельзя на улице использовать звукоусиливающую аппаратуру.

С. Яковлев, М. Кокин: Как появилась эта идея, поехать поиграть в Европе?

М. Гольцман: Майские праздники, делать нечего. Решили съездить развеяться, отдохнуть и заодно окупить свое пребывание в Амстердаме.

С. Яковлев, М. Кокин: И поэкспериментировать?

М. Гольцман: Конечно, поиграть на улице это всегда большой опыт. Именно перед записью альбома, который мы планируем записать именно в домашних условиях.

С. Яковлев, М. Кокин: Вы приезжает в Амстердам с инструментами большой компанией, вы устраиваетесь в гостинице или хостеле. Первый день вы выходите на улицу, солнце светит, вы проходите мимо канала, куча велосипедистов вокруг, и думаете, где играть. Расскажи какие-то впечатления.

М. Гольцман: Мы ходили как на работу. Мы вставали в 9 утра, завтракали и ехали с тележечкой, где у нас были стулья, видели какое-нибудь прекрасное место, располагались и начинали играть. Люди вокруг нас скапливались и слушали нас, обедали, завтракали.

С. Яковлев, М. Кокин: То есть в акустике можно играть где угодно?

М. Гольцман: Да.

С. Яковлев, М. Кокин: Нет никаких проблем с полицией?

М. Гольцман: Мы поехали в день рождение королевы.

С. Яковлев, М. Кокин: Когда принято закидывать полицейских апельсинами. Это прекрасный праздник.

М. Гольцман: По уровню мусора на улицах, это как у нас «Алые паруса» или матч «Зенита».

С. Яковлев, М. Кокин: Кроме того, что люди вас слушали, вы успели с кем-то пообщаться насчет своей музыки?

М. Гольцман: Мы сделали специальный набор визиточек, где были наши контакты. Люди, сняв нас на телефоны, потом присылали нам видео. Кроме улиц мы еще играли два концерта в маленьких кафешках. Как-то общались, и индеец к нам подходил, который постоянно выходил на площадь Рембрандта, становился на колено, разливал вокруг себя сок, у него какой-то обряд был. Первый день у него была гитара, на следующий день он пришел с одной веревкой от гитары.

С. Яковлев, М. Кокин: Много уличных музыкантов в Амстердаме?

М. Гольцман: На удивление мало. Встречались пара мараканцев, один раз я видел контрабасиста.

С. Яковлев, М. Кокин: То есть приходили в любое место и спокойно играли.

М. Гольцман: Да, и на площадях, и на мостиках, на пешеходных улицах. Мы даже съездили в Роттердам.

С. Яковлев, М. Кокин: Есть разница в настроении перед игрой здесь в России и там в Голландии?

М. Гольцман: Трудно сказать, мы это воспринимали не как работу, а просто гуляли, смотрели вокруг.

С. Яковлев, М. Кокин: В России вы играли на улицах?

М. Гольцман: В России мы репетировали на Марсовом поле летом, мы каждую среду выходили ан Марсово поле.

С. Яковлев, М. Кокин: Я знаю, что часть состава из коллектива «Автобус-бэнд».

М. Гольцман: Да, друзья наши.

С. Яковлев, М. Кокин: Часть состава «DoReMi Orchestra» оттуда.

М. Гольцман: Наш барабанщик играет и там, и там.

С. Яковлев, М. Кокин: Этот коллектив позиционирует себя как уличный. Мне кажется, что когда в стране не играют на улицах музыку собственного сочинения, а перепевают, то мне кажется, что в стране непорядок. Насколько хотелось бы здесь в любой момент выйти на Малую Садовую и сыграть?

М. Гольцман: В принципе, мы это обязательно сделаем.

С. Яковлев, М. Кокин: Мне кажется, сейчас в этом проблем нет. Тем более сейчас такая хорошая погода. Недавно я видел, как в переходе на Невском пытались увести полицейские дедушку с флейтой. В Амстердаме правильно сделали, что нужно получить разрешение на звукоусиливающую аппаратуру, чтобы наслаждаться профессиональной музыкой. Надо как-то фильтровать, что поют на улицах. В Европе уровень уличных артистов намного выше, чем в России.

М. Гольцман: Нужно развивать авторскую уличную музыку.

С. Яковлев, М. Кокин: Как ты относишься к тому, чтобы заимствовать какие-то сэмплы?

М. Гольцман: Нет, я их не использую.

С. Яковлев, М. Кокин: Переходим к последней нашей части. Есть третья команда. Совсем недавно ты стал участником группы «Zorge»?

М. Гольцман: Да. Мы запустили проект «Мongoloid».

С. Яковлев, М. Кокин: Расскажи об этом проекте.

М. Гольцман: Это можно по-разному назвать аудиокнигой или видеопокастом, потому что каждая серия сопровождается какими-то рисунками, повествованием. Каждый месяц будет выходить новая серия минут на 15. В конце каждой серии будет новая песня.

С. Яковлев, М. Кокин: Это очень здорово.

М. Гольцман: Это не просто будет альбом, а будет история, каждый месяц будет выходить новая серия и новая песня. Через год будет уже альбом.

С. Яковлев, М. Кокин: Я посмотрел и жду динамики событий, развития сюжета. Мне показалось это философскими размышлениями одинокого человека. Посмотрим, что будет дальше. Как это вышло? Чем ты там занимаешься?

М. Гольцман: Как написано в конце в титрах — лэбтроникой.

С. Яковлев, М. Кокин: Надо расшифровать.

М. Гольцман: Я для себя это называю звуковые коллажи. В каждой песне я стараюсь посредством шумов делать свою историю. Например, композиция «Valentine, эта песня о том, что дорога зовет человека, но ему страшно покидать свой дом.

С. Яковлев, М. Кокин: Я слышал, что кроме того, что ты делаешь шумы, ты создаешь подложку с помощью терменвокса, это правда?

М. Гольцман: Терменвокс тоже звучит в композиции.

С. Яковлев, М. Кокин: Для меня открытие, что терменвокс становится все более популярным. С чего это вдруг? Как ты до него добрался?

М. Гольцман: Так как я коллекционер музыкальных инструментов, у меня в коллекции около 60 инструментов, мне всегда интересно освоить какой-нибудь инструмент, потому что у меня нет музыкального образования. Поставить перед собой сложную задачу, приобрести в коллекцию непростой инструмент, освоить его и использовать. Каждый инструмент должен жить и играть.

С. Яковлев, М. Кокин: Я знаю, что терменвокс можно купить в Москве, и он стоит порядка18 тысяч.

М. Гольцман: Примерно так. Это довольно распространенная модель. Я был на дебютном выступлении «Zorge» в качестве участника группы в «Авроре». Терменвокс очень уместно звучит.

С. Яковлев, М. Кокин: Мне кажется это сумасшедший звук. Это как в кино, когда ты понимаешь, что музыка срослась с картинкой. А ближайшие концерты?

М. Гольцман: Сейчас посмотрю календарик.

С. Яковлев, М. Кокин: Насколько я знаю, у «Zorge» будет концерт 25 мая в Грибоедове.

М. Гольцман: Да, это самый ближайший. «DoReMi Orchestra» пока у нас нет, потому что наш барабанщик уезжает на гастроли, а мы без него не играем.

С. Яковлев, М. Кокин: Можно еще анонсировать выход новой части музыкальной эпопеи «Zorge».

М. Гольцман: Да, в конце месяца ждите следующей серии.

С. Яковлев, М. Кокин: Это была «Фонорама». У нас в гостях был Митя Гольцман, композитор, который не знает нот.

М. Гольцман: Не знаю и знать не хочу.

С. Яковлев, М. Кокин: У микрофонов были Миша Кокин и Саша Яковлев. Счастливо, услышимся на следующей недели.

Ширина

Гость — Митя Гольцман. Композитор. Коллекционирует музыкальные инструменты, их у него уже больше 60 — духовые, струнные и ударные, привезенные из разных частей света, и умеет играть на каждом из них (некоторые его экзерсисы стали частью последнего альбома Theodor Bastard).

Митя участник сразу нескольких музыкальных проектов:

— Ned Hoper:

http://nedhoper.com/

http://nedhoper.kroogi.com

— DoReMi Orchestra:

http://soundcloud.com/doremi-orchestra

http://www.facebook.com/do.re.mi.orchestra

— ZORGE:

http://zorgemongoloid.com

http://zorge.kroogi.com

По этим сслыкам можно не только послушать, но и скачать композиции и альбомы групп, а также специальный мультимедиа-проект Zorge «Монголоид».

Треки, которые вы услышите в подкасте:

— Ned Hoper — Repetitive Etude 5

— DoReMi Orchestra — The longest bridge in the world

— Zorge — Valentin

— Zmitser von holzman* — 2nd floor

*«Zmitser von holzman» — сольный проект Мити Гольцмана.

Ближайшее выступление Ned Hoper — фестиваль SKIF XVI, 18-20 мая, Санкт-Петербург http://www.kuryokhin.net/ru/skif/about.htm

Выпуски

Комментарии