Дорогой добра

0
14 июня 2012
1209 прослушиваний

Требуется обновление Чтобы прослушать подкаст, необходимо обновить либо браузер, либо Flash-плейер.
Встроить
Текстовая версия

С. Яковлев, М. Кокин: Всем привет. В эфире программа «Фонорама». Как приятно, Саша, начинать снова нашу передачу с рифмы. Сегодня у нас в гостях человек на другом конце провода.

Виртуальный гость. Это «Фонорама». Миша Кокин и Саша Яковлев. Сегодня у нас в гостях Иван Смирнов, это ансамбль «Краснознаменная дивизия имени моей бабушки».

Мне так и хотелось сказать, что у нас гости, а не гость. Но у нас все-таки гость, который представляет гостей.

Ваня, здравствуй.

И. Смирнов: Привет.

С. Яковлев, М. Кокин: Привет. Мы не просто так собрались. Мы этим выпуском анонсируем концерт «Краснознаменная дивизия имени моей бабушки» в Петербурге. Который состоится 16 июня в клубе «Place». Поэтому мы позвали Ваню с нами пообщаться и немного рассказать, что сейчас происходит с группой, которая движется вперед довольно быстро. Много разной информации появляется в сети, становится все больше подписчиков. Как у вас настроение сейчас? Вы репетируете усиленно и упорно?

И. Смирнов: Вчера репетировали.

С. Яковлев, М. Кокин: Как происходит репетиция оркестра, в котором 13 человек? Это все-таки сложно, наверное?

И. Смирнов: Вчера на репетицию приехал мой начальник. Он ко мне пришел в пятницу и сказал, что у него есть сын, ему 7 лет, и он хочет чем-нибудь увлечь сына. Вчера на репетиции начальник сидел со своим сыном, мы умудрились поругаться при них. Репетируем все вместе, собирается много народа, иногда не все, иногда все.

С. Яковлев, М. Кокин: Если провести какую-то параллель с государственным строем, монархией или демократией, что у вас в группе происходит?

И. Смирнов: У нас по-разному. Этапами. Когда мне дают волю, у нас начинается авторитаризм небольшой. Когда воли не дают, то более или менее демократия.

С. Яковлев, М. Кокин: А публично, как получается? Конституционная монархия, то есть одно представительское лицо?

И. Смирнов: Нет, все нормально, там демократия. У каждого свой кусочек счастья. Это прекрасно.

С. Яковлев, М. Кокин: Вы едете в Петербурге в связи с недавним выходом вашего первого релиза.

Мини-альбома «Гобой». Кажется, так он называется?

И. Смирнов: Да, «Гобой».

С. Яковлев, М. Кокин: Гобой — это всем известный музыкальный инструмент.

Я знаю, что пластинка записывалась довольно долго, поскольку это оркестр.

И. Смирнов: Оркестр, в котором играют люди, которые практически никогда не записывались. Честно говоря, не особо музыканты. Плюс там много песен. Когда выйдет большой альбом осенью, там будет песен 16-17, я надеюсь. Мы успели записать только определенное количество песен, так как мы всем обещали, что весной у нас будет альбом. Мы выпустили 7 песен. Записывали в Москве в культурном центре «Дом», старый центр разного современного искусства. Там мы записывали со звукорежиссером Максимом Хакиным, который нас туда и пригласил записаться.

С. Яковлев, М. Кокин: То есть он вам очень помогал, руководил даже вами, наверное, во время записи?

И. Смирнов: Да.

С. Яковлев, М. Кокин: Наверное, ему было очень сложно?

И. Смирнов: Сложно, не сложно. Мне кажется, это хороший опыт. Ему должно быть это интересно. Он больше концертный звукорежиссер, не студийный, я думаю, любой студийный опыт ему интересен. Те более такое количество дилетантов записать для любого звукорежиссера — профессиональный шаг вперед.

С. Яковлев, М. Кокин: Почему ты говоришь дилетантов? Разве участники группы где-то не задействованы. Я знаю, с недавнего времени у вас играет Саша из «Бада Бум».

И. Смирнов: Первый концерт, который с нами сыграет Саша, будет в Питере. Например, с нашей вокалисткой Яной Саша еще ни разу не встречался на репетиции. Она с ним виделась вообще один раз в жизни, на свадьбе нашей Лизы и Олега, которые у нас тоже играют. Так что посмотрим в Питере, что там будет. Потому что мы вчера репетировали с Сашей. Конечно, это и так была большая звуковая мешанина, а сейчас это какой-то дикий жизнерадостный шум. Не знаю, что это будет. Мне кажется, будет интересно.

С. Яковлев, М. Кокин: Почему все-таки дилетанты?

И. Смирнов: Потому что на самом деле это все игра, не настолько серьезно.

С. Яковлев, М. Кокин: Судя по тому, что происходит в общественности и по количеству людей, которым вы нравитесь, это все ведет к тому, что это серьезно. Как может быть несерьезным то, что уже воплощено в мини-альбоме, состоящем из 7 композиций.

И. Смирнов: Потому что изначально это просто попытка поиграть в музыкантов, поэтому мы не стесняемся каких-то вещей, нам все это интересно. Мы репетируем не как настоящие музыканты 3 раза в неделю, мы собираемся и репетируем перед концертами. Перед концертами мы покупаем костюмы, даем интервью. Пока это интересно, здорово и весело, это нам интересно.

С. Яковлев, М. Кокин: То есть, это чем-то похоже на большую театральную постановку. Знаешь, когда студенты собираются в театральных ВУЗах и их прет о того, что они делают.

И. Смирнов: В Советском Союзе было такое слово — самодеятельность. Мне не хочется использовать слово театр, потому что я довольно плохо к этому отношусь.

С. Яковлев, М. Кокин: Нет, это всего лишь сравнение. Я не называл все это театром.

И. Смирнов: Это похоже на церковный хор, где люди раз в неделю собираются, куда-то иногда ездят. Просто это такая схема, мы в это играли, нам было интересно, потому это кому-то стало нравиться, и люди стали ходить на концерты, это тоже часть игры. Потом за некоторые концерты деньги платят, что-то покупаем для скрипок. Для виолончели с последнего концерта купили крутой датчик. Это просто интересно и забавно. Хотя последнее время у меня есть такое ощущение того, что пора музыкой заниматься. Это уже мои внутренние эмоции.

С. Яковлев, М. Кокин: То есть иными словами несерьезным вещам, несерьезному походу должно быть место в масс-медиа на телеканале «Дождь», на больших фестивалях?

И. Смирнов: Я человек нескромный, мне кажется, что в концертном виде это получается довольно неплохо. А если это вдруг станет профессиональным, все станут этим жить, вдруг это возьмет и потеряет свою привлекательность. Потому что я понимаю, что при том уровне владения инструментами, том уровне композиторского умения — это имеет смысл, потому что со стороны это кажется довольно искреннем, и люди ходят. Мне кажется, многие отождествляют себя с нами.

С. Яковлев, М. Кокин: Я сейчас пытаюсь вспомнить какой-то пример, что-то подобное. Когда люди начинали с шутки, а потом это перерастало в нечто большое. Я знаю, что такое есть, но на ум ничего не приходит.

Очень много артистов. Все начиналось от группы «Аквариум».

И. Смирнов: Было интервью с «Аквариумом», где рассказывали, как они приходили писаться.

С. Яковлев, М. Кокин: Идея Грушинского фестиваля и песен на кухне воплощена вами в этой эпохе 2:0?

И. Смирнов: Может быть, но вряд ли с точки жанра, но с точки зрения идеи, возможно.

С. Яковлев, М. Кокин: Рояль в кустах у вас тоже спрятан?

И. Смирнов: Не только рояль, но и прочие предметы, например «Тостер».

С. Яковлев, М. Кокин: Я предлагаю ознакомиться с этим предметом. Послушаем песню «Краснознаменная дивизия имени моей бабушки» под названием «Тостер».

Засунем в него ухо. Я время от времени слушаю «Гобой» и нахожу для себя параллели. У меня провелась параллель с английской группой «Чамба Вамба».

И. Смирнов: Я пытался слушать когда-то эту группу, по-моему, это закончилось песнях на 5. Я знаю эту группу, но слушал ее в качестве музыкального ознакомления. Тут вряд ли какие-то есть параллели, по крайней мере, изначальные.

С. Яковлев, М. Кокин: Как вы относитесь к тому, что вас с кем-то сравнивают?

И. Смирнов: Есть группы для музыкантов, когда музыканты играют для музыкантов.

С. Яковлев, М. Кокин: Это в основном относится к фри-джазу.

И. Смирнов: Да. Бывают группы, которые играют для слушателей. Мне кажется, у нас есть два уровня восприятия. Когда на концерты приходит люди совершенно разные. Это поп-песни. Когда люди, у которых есть определенное отношение к музыке, слушают это, это тоже здорово. Наша вокалистка, когда слушает какую-нибудь группу, у нее есть любимое слово «наслушанные».

С. Яковлев, М. Кокин: Вас слишком много.

И. Смирнов: Что это в какой-то степени превращается во что-то третье. Мне кажется, что с неплохой музыкой так всегда и бывает. По крайней мере, те русские группы, которые я люблю и слушаю, они все в какой-то степени наслушанные. Потом это все вытекает в определенную самобытность.

С. Яковлев, М. Кокин: В связи с этим я не вижу ничего плохого в том, что мне приходит в голову «Чамба Вамба».

Это совершенно философский вопрос. Люди, которые изучали в университетах философию, прекрасно ознакомлены с порождающими моделями, о которых мы сейчас говорить не будем. В общем, у всего есть начало, и у колеса какое-то начало тоже было. Без колеса мы сами знаем, чего бы не было. Мне кажется, это абсолютно бесполезный разговор, мы знаем, что из этого получилось. Мне кажется, красота измеряется одним определение: если нравится, то нравится, если не нравится, то не нравится.

И. Смирнов: Да.

С. Яковлев, М. Кокин: Я думаю этого вполне достаточно. Я копаюсь постоянно в сети и пытаюсь понять, что люди пишут о вас. Кто-то пишет, что его отталкивает американизация некоторых названий песен. Видимо это песня «Let me go».

И. Смирнов: Там еще дальше спрашивают, почему мы поем астронавты вместо космонавты.

С. Яковлев, М. Кокин: Да, и что?

И. Смирнов: Опять же это вопрос того, как песня пишется. Понимаешь, это звуковой дизайн, игра, это какой-то пазл. Ты пишешь мелодию, после этого ты придумываешь на нее какой-то интересный текст. В первую очередь астро звучит гораздо более клево, чем космо. Это фонетика. Астронавты летают к звездам, космонавты в космос. Я этому парню так и написал.

С. Яковлев, М. Кокин: Это большая проблема. Многие музыканты признаются, что придирчивые филологи — большая проблема социальных сетей.

И. Смирнов: Я честно признаюсь, мне очень стыдно за какие-то мелодии, за какие-то английские огрехи, так как у меня мама филолог. Так как я пишу тексты не из сердца, а из головы, я к ним очень придирчив.

С. Яковлев, М. Кокин: Кстати говоря, если вы думали о том, кто пишет песни, вот, пожалуйста, Иван Смирнов. Есть ведь что-то одновременно детское и чистое и одновременно рациональное и разумное. Знаешь, как у Введенского. Ты говоришь что-то от головы, но между тем столько радости и счастья в текстах и все это вместе с музыкой так звучит и переливается.

И. Смирнов: Я из меньше всего люблю Введенского, потому что именно из головы. Больше всего я люблю Заболоцкого, хоть он самый взрослый. Это с одной стороны от головы, а с другой стороны ты же не придумываешь, о. чем написать песню. Ты ловишь какое-то настроение, какой-то образ. Это на уровне эмоций происходит, а слова же потом подтачиваются чисто фонетически. Поэтому не совеем из головы, но и не совсем изнутри, из сердца.

С. Яковлев, М. Кокин: Давайте оценим это в той песне, которая стала камнем преткновения в том споре. Песня «Астронавты» «Краснознаменная дивизия имени моей бабушки».

Мы послушали сейчас песню «Астронавты», на эту песню есть видеоклип. Расскажи нам, пожалуйста, Ваня, что это? Это путешествие?

И. Смирнов: Это Малаховка. Это то место, где мы живем. Где мы записали первый альбом, который мы писали дома. Мы сидели в бане. Малаховка — это уникальное место, это дачный поселок в 30 км от Москвы, в котором жила разноеврейская интеллигенция и разные писатели. Тут, условно говоря, тусов0ался весь «Серебряный век». Фаина Раневская дала свой самый первый в жизни бенефис на сцене Малаховского летнего театра. Тут такая атмосфера: старые еврейские дачи заколоченные. Была очень, мы как-то хотели это заснять, мы ходили по улице с фотоаппаратом с моим другом Арсением. Потом сделали такую дорожку — путешествие по Малаховке. Мы еще записали два соседних поселка, но там в принципе все тоже самое.

С. Яковлев, М. Кокин: То есть вы сами стали такими астронавтами.

Я приеду. Миша, ты поедешь?

В Малаховку? Обязательно.

И. Смирнов: Вы знаете, там чудесно. Мы сейчас как раз живем на даче и к нам можно приехать. Мы будем очень рады. У нас большой участок, костер, сосны, все на свете.

С. Яковлев, М. Кокин: Это на самом деле здорово. Хорошо, что мы немного отклонились от темы музыки к теме близости к природе. Потому что многие люди сейчас предпочитают большой город небольшому отдалению этого города.

А мне кажется, уже наоборот.

Мне кажется, нет. Я с ребятами абсолютно солидарен и сам предпочитаю проводить время за городом.

И. Смирнов: Я все время представляю, что у вас в Питере есть сосны и дачи, все это еще на берегу моря. Это что-то невероятное.

С. Яковлев, М. Кокин: И ветры, ветры, ветры.

Кстати Петроградка была местом обитания Хармса, Введенского. Выступали они там же.

Возвращаясь за город. Ваши песни можно назвать сельской музыкой в каком-то смысле.

И. Смирнов: Нет, наверное. Можно говорить о каких-то культурных корнях. Я теперь на работу езжу на велосипеде почти 20 километров. Когда я сегодня ехал на велосипеде, я как раз думал про это, обдумывал, как я это скажу. Ты знаешь, там есть некое количество таких штук, которые на нас повлияли. Например, костяк дивизии — человек 5, мы учились в Традиционной Христианской дореволюционного типа гимназии. У нас там был школьный хор, мы там пели разные рождественские гимны. Когда нм говорят, что дивизия — это что-то такое пионерское, то это не так, это, скорее всего какие-то такие штуки.

С. Яковлев, М. Кокин: В том смысле, что это близко к народной музыке. Вы можете выйти на улицу и играть там, на вашем большом участке или где угодно. Потому что в принципе вы не нуждаетесь в особенном подключении, в шнурах, в электронике.

И. Смирнов: Нуждаемся, конечно, если совсем технологически подходить, но вообще, наверное, да. Понимаешь, из-за того, что мы плохие музыканты, мы все время переживаем по поводу разного звука и прочего, поэтому мы пока не рискуем взять выйти и сыграть, чтобы все упали. Надо, чтобы все было подключено, 10 раз проверено и тогда мы зазвучим.

С. Яковлев, М. Кокин: Вы все вышли из одного милого места?

И. Смирнов: Нет, не все.

С. Яковлев, М. Кокин: Основные?

И. Смирнов: Сейчас таких трое, а в дивизии 10 человек.

С. Яковлев, М. Кокин: Я смотрю, ваша солистка Яна защитила диплом по фольклорным традициям в творчестве абариутов.

И. Смирнов: В детском творчестве.

С. Яковлев, М. Кокин: В творчестве абариутов для детей.

И. Смирнов: Да.

С. Яковлев, М. Кокин: То есть у вас люди собраны близкие по духу, насколько я понимаю?

И. Смирнов: Да. На самом деле нас так много уже, все такие разные, у всех даже иногда разные причины, чтобы во всем этом участвовать. Для кого-то музыкальная, для кого-то для удовольствия, что как-то обобщить всех очень тяжело.

С. Яковлев, М. Кокин: Может быть такое, что кто-то притащил друга на репетицию, ему понравилось, и раз у вас 14 человек.

И. Смирнов: Так и происходит. Я могу по каждому рассказать, что так и было. С главной скрипачкой мы познакомились в электричке, девушка, которая играет на металлофоне, была девушкой нашего басиста и пришла к нам попробовать поиграть на металлофоне. Наш басист Виталика подошел к нам на концерте и сказал, что хочет у нас играть. Сначала играл у нас на тубе, потом, когда ушел тот басист, он стал играть на басу.

С. Яковлев, М. Кокин: Давайте, раз уж мы поговорили о том, как это все случилось, мы послушаем еще один плод этого симбиоза интересных друг другу и нам теперь уже людей.

«Весна в Торонто».

Естественно не могу спросить о каких-то новых отечественных коллективах или песнях, альбомах, концертах, что тебе нравится? То, что происходит сегодня в нашей музыке?

Вы же недавно выступали на фестивале, хотя бы вспомнить тех, кто бывал с вами и стоял на одной сцене.

И. Смирнов: Тут с моей стороны будет совсем нечестно, потому что мы то как раз кроме своего дня выступлений сидели с ребенком, а остальные участники ходили на все дни фестивали, плясали там, на всех смотрели. Так что я могу сказать только, кто им запомнился, кто нет, кто классно играл, кто не очень.

С. Яковлев, М. Кокин: Ведь вы же для себя тоже что-то отмечаете?

И. Смирнов: Да. Не то, чтобы роюсь и ищу интересные группы. Я в этом потоке, где все и вертится. Мне очень нравится группа «Пони». Я кстати вчера или позавчера послушал cover на «Аквариум». У них есть такая чистота, ясность, мне этого все время не хватает. Я завидую людям, у которых есть умение так взять просто и ясно сделать, чисто и красиво. Мне очень нравится последний альбом Влади из «Касты». Мне показалось, что это так клево и по-взрослому. Мы тоже подписались участвовать в проекте «Аквариум».

С. Яковлев, М. Кокин: Я про это тоже хотел спросить.

И. Смирнов: Мы не будем говорить, какую песню мы делаем. У нас была такая мысль взять песню про Никиту Рязанского и сделать ее в стиле хип-хопа группы «Накаутим». Потто мы хотели сделать из песни про железнодорожную воду гаражный рок, но у нас тоже ничего не получилось. В общем, там было много разных песен. Но, в конце концов, мы пришли к тому, что получилось. М расписали партии.

С. Яковлев, М. Кокин: Но идея не менее смелая, чем те, которые ты сейчас озвучил?

И. Смирнов: Честно говоря, нет. Там получилось довольно музыкально.

С. Яковлев, М. Кокин: То есть к «Аквариуму» как к музыке и как к материалу для cover версии вы относитесь с большим уважением?

И. Смирнов: Ты знаешь, как к музыке очень хорошо, а как к материалу для cover версии не очень. Когда был проект на «Мумий Тролля» там не было никаких вопросов, мы знали, что мы хоти сыграть, что это будет, как это будет. Это получилось очень гармонично. Мы играли «Лунная дивизия».

С. Яковлев, М. Кокин: Очень органичная версия.

И. Смирнов: Да. Притом, что мы все любим «Аквариум», там очень долго искали чего и как, чтобы оно гармонично срослось. Есть два пути: можно просто переиграть. «Лунную дивизию» не сильно препарировали, мы просто переиграли ее, так как нам кайфово. Можно совершенно извратиться, но чтобы так извратиться, нужен очень большой талант. Как «Кассиопея». Я боюсь, что я не обладаю талантом такой степени.

С. Яковлев, М. Кокин: Может не надо бояться?

И. Смирнов: Может быть. Есть уже определенная идея, может что-то получится.

С. Яковлев, М. Кокин: Давай, анонсируем, хотя бы приблизительно, когда это можно будет услышать на сайте?

И. Смирнов: Мы каждый год анонсировали.

С. Яковлев, М. Кокин: Ладно, закончили с шутками. Когда это можно будет услышать?

И. Смирнов: Если это еще посильнее затянется, все-таки мы успеем. Я думаю, что к осени появится.

С. Яковлев, М. Кокин: Проект получается без времени?

Мне кажется, такие проекты — очень крутая тема. Многие музыканты могут показать себя совсем с другой стороны.

В моем топе пока «Сансара».

Очень хорошая группа. И она стала звучать с какого-то момента совершенно по-другому. Не так, как раньше.

А как «Дивизия» звучала с самого начала, когда вы только собрались, 4 года назад?

4 года назад это было?

И. Смирнов: Да.

С. Яковлев, М. Кокин: Ты можешь описать это в сравнении? Просто я даже это не слышал и не могу представить.

И. Смирнов: Дело в том, что можно говорить только о концертах. Это был полуфолк полу индипоп. Это все не очень гармонично существовало. Это очень странно, с другой стороны в этом что-то было. Сейчас в концертном виде нам нравится большой звук. Раньше это был более домашний и уютный оркестрик, а сейчас от этого слова меня подташнивает. Это уже не оркестрик, а оркестр.

С. Яковлев, М. Кокин: В какую сторону вы хотите двигаться?

И. Смирнов: Есть новые песни, которые мы пишем, они пока не записаны. Мы сначала должны досвести альбом, который состоит из всего прошлого материала, но при этом есть уже новый материал. Он совсем разный. Мне даже кажется, что мы настолько пытались выскочить из рамок, в которые сами себя заковали, что получилось не очень гармонично.

С. Яковлев, М. Кокин: То есть вы готовитесь показать свои зубки?

И. Смирнов: Наверное, да.

С. Яковлев, М. Кокин: Какую долю нового материала можно будет услышать на концерте в Петербурге? Приблизительно?

И. Смирнов: У нас в концертном репертуаре песен 20.

С. Яковлев, М. Кокин: Я имею в виду в Питере сверх того, что вы уже играли, что-нибудь можно будет услышать?

И. Смирнов: Может быть. Мы к этому относимся очень осторожно. Так как у нас сейчас эпоха интернета, все выкладывают синглы, презентуют. Я считаю, что группа должна долго готовить, а потом вывалить на всех альбом большим концертом, с песнями, которые никто не слышал. Сделать большой сюрприз. Ради этого все и существует. На концерте может быть да, а может и нет, посмотрим.

С. Яковлев, М. Кокин: Ты сейчас сказал, что после записи альбома весь этот материал вывалить, но при этом ты говоришь, что «Дивизия» — это группа, которая вряд ли когда-нибудь отправится на большие гастроли. Это так? Или ты постепенно изменишь свое мнение?

И. Смирнов: А как это друг с другом контрастирует?

С. Яковлев, М. Кокин: Ты говоришь вывалить, а это предполагает какую-то большую программу.

И. Смирнов: Мы должны были ехать в Европу, но мы не успели оформить загранпаспорта. Нас даже пригласили на фестиваль, но мы как всегда все провалили.

С. Яковлев, М. Кокин: На самом деле, ждать от «Дивизии» больших гастролей?

И. Смирнов: Дело в том, что у нас все люди работают. Я понимаю, что большинство из нас свою работу очень любят. Я все время говорю, что есть музыканты, которые большие музыканты. Эти музыканты, если они обладают достаточной степенью таланта и желания, они получают свое. Они музыканты, поэтому у них через каждый день гастроли, это их путь. У нас, так как это для удовольствия, может и будут гастроли. Может появится возможность поехать на гастроли. Если у нас у всех время совпадет, то поедем. Как то все само собой идет.

С. Яковлев, М. Кокин: Ты работаешь?

И. Смирнов: Да. Я очень люблю свою работу.

С. Яковлев, М. Кокин: Кем ты работаешь?

И. Смирнов: Веб-дизайнером.

С. Яковлев, М. Кокин: А сайт для собственной группы?

И. Смирнов: У нас его нет.

С. Яковлев, М. Кокин: Ты сторонник той теории, что даже творческим людям, нужно 6-7 часов уделять какой-то упорядоченной работе?

И. Смирнов: Творческим людям не знаю, но мне точно. Это было прекрасно, когда афроамериканцы после работы, начищали одежду и шли играть блюз. Поэтому мы перед концертами готовим одежду, это такой ритуал.

С. Яковлев, М. Кокин: Как вам быть родителями с Яной?

И. Смирнов: У нас есть дочь Соня. После того, как нам вчера подари манеж, я понял, что быть родителями еще прекраснее. Потому что ребенка можно держать в манеже. На самом деле, это прекрасно.

С. Яковлев, М. Кокин: Все время пугают такими историями, что совсем не будет времени. Мне кажется, что это миф о том, что не будет времени.

И. Смирнов: Я считаю, что все на свете можно успеть. Янин папа тоже музыкант, и она всю жизнь жила в таком режиме, для нее это все понятно. С другой стороны Яна долго не ходила на репетиции пока Соня была маленькая.

С. Яковлев, М. Кокин: Надо жить полной жизнью.

И. Смирнов: Конечно.

С. Яковлев, М. Кокин: И на гастроли ездить только с детьми.

И. Смирнов: Да, мы на гастроли в Питер едем с ребенком. Мы даже бабушку с собой берем и нашли микроавтобус, чтобы не возить ребнка в купе.

С. Яковлев, М. Кокин: Пару месяцев назад приезжала «Серебряная свадьба» с двумя детьми. Все прошло хорошо.

Я задумался о том, что нужно придумать какие-то конкурсы для наших гостей. Ваня такой разносторонний человек.

Ты можешь что-нибудь рассказать о гостях на концерте?

И. Смирнов: Во-первых, будет Галечка, с которой мы подружились. Группа «Do Re Mi Orchestra», которую я хорошо знаю. Это очень здорово, когда на концерте с тобой играют люди, которые тебе симпатичны как музыканты. Иногда бывает, что приходишь и первый раз видишь этих людей.

С. Яковлев, М. Кокин: Всю эту музыку можно назвать поп музыкой?

И. Смирнов: Конечно.

С. Яковлев, М. Кокин: Почему?

Тогда попытаемся разобраться в том, что такое поп музыка?

И. Смирнов: Это музыка для людей. Музыка, в которой есть мелодия, которая заставляет людей переживать. Самая прекрасная музыка — это та, от которой бегут мурашки. Я в какой-то степени религиозный человек, для меня музыка — это приобщение к Богу.

С. Яковлев, М. Кокин: Это зависит все от конкретной ситуации. Человек сам для себя ставит планку. Сейчас мы послушаем еще одну песню и прикоснемся каждый к своему абсолюту.

«Гобой».

Прервались мы на абсолюте, я хочу сказать большое спасибо. Совсем недавно я пересушивал вашу песню «Рождество», и очень проникся глубиной истории, рассказанной в этой песни.

И. Смирнов: Ее рассказал Андерсен «Девочка со спичками». А где ты ее слушал, она нигде не записана?

С. Яковлев, М. Кокин: В концертной версии.

Она записана у Саши, он ее собирается издать пиратским тиражом.

Каких авторов ты можешь выделить, которые каким-то образом на тебя повлияли?

И. Смирнов: Мы всегда смеемся, потому что у каждой песни есть концепция маленькой Гаденьки. Все песни ужасно милые, но если человек скептически настроен, то практически в каждой песне есть какая-то Гаденька. Я очень люблю О’Генри. Песня «Старая Америка» — это моя любовь к О’Генри.

С. Яковлев, М. Кокин: Это же кантри?

И. Смирнов: Наверное, да.

С. Яковлев, М. Кокин: Мне нравится язык О’Генри, даже в переводе. Это звучит потрясающе.

И. Смирнов: Я регулярно слушаю аудиокниги. У Стивена Кинга есть ряд рассказов, где сильная стилизация под О’Генри.

С. Яковлев, М. Кокин: В этой связи хочу спросить, бывает ли такое, что ты почитал книгу, а потом какое-то время начинаешь говорить этими строчками?

И. Смирнов: Нет, такого не бывает. Я настолько быстро разговариваю, что ни на каком языке не могу говорить кроме своего. Я просто не успеваю под что-то подстроиться.

С. Яковлев, М. Кокин: Вань, как ты относишься к тому, что сейчас происходит в России? Митинги, акции протеста.

И. Смирнов: Я немножко от «Дивизии», там у нас люди совершенно разных взглядов. Ряд людей говорят про астрал, есть люди, которые ходят на митинги. Я склонен с одной стороны ничему не верить, с другой стороны верить абсолютно всему. Я все время сомневаюсь. Я попадаю под влияние умных людей. Это прекрасно, что люди проснулись и стали отстаивать свои права. Все правы, и все не правы. Мне не хотелось в о всем это лезть.

С. Яковлев, М. Кокин: Мне кажется, твоя точка зрения близка не только мне. Тебя наверное, волнует устройство города. Сейчас принято об этом говорить. По-твоему, что нужно изменить в Москве? Помимо сети велодорожек.

И. Смирнов: Я кстати, про это не знал.

С. Яковлев, М. Кокин: Говорят, что к 2016 году что-то появится в законченном виде. Как ты относишься к городу? Что бы ты хотел изменить?

И. Смирнов: Надо понимать, что Москва — это город движухи и большой деловой мегаполис, в котором все идет очень быстро. Поэтому он в любом случае будет таким и никогда не станет прекрасные зеленым парком, в котором будут ходить очаровательные полусонные люди. Всегда все будут бежать, лететь, друг друга сбивать. Тут была замечательная статья, который сделал зеленый город из одного района в Монреале, который потребляет 0 энергии. Есть вещь, которая меня бесит, у нас в пригороде малая длительность отсчета.

С. Яковлев, М. Кокин: Это страшная проблема не только Подмосковья, а также многих южных городов. В Анапе огромная разница между зеленым и красным цветом.

И. Смирнов: Надо понимать, что на определенных дорогах определенный поток машин и людей.

С. Яковлев, М. Кокин: Мне кажется, что это никто не учитывал.

И. Смирнов: На самом деле, что самое ужасное, что все закостенели и все делают непродуманно.

С. Яковлев, М. Кокин: Тебе не кажется, что из таких мелочей и складывается общая картина городского психоза. Сравнивая за границей, некоторые мелочи, которые там исправлены, вызывают улыбку, и день проходит намного лучше.

И. Смирнов: Конечно. Это наше невежество.

С. Яковлев, М. Кокин: Может этим людям не хватает хорошей музыки, которую мы им сейчас и поставим.

Да, хороших и добрых песен, которые стоит продолжать писать и играть.

И. Смирнов: Да, наверное.

С. Яковлев, М. Кокин: Побольше хороших фестивалей.

Дай Бог, чтобы таким мероприятий было больше, и вы продолжали в них участвовать.

И. Смирнов: Да, это точно. Представляете, я там забыл свои концертные ботинки.

С. Яковлев, М. Кокин: Понимаешь, после выходы этой программы тебе их вернут. Возможно, даже две пары.

И. Смирнов: Я надеюсь, да. Они с олимпийской символикой.

С. Яковлев, М. Кокин: Под занавес мы послушаем песню, что это будет за вещь?

И. Смирнов: Давайте послушаем «Старую Америку». Тем более, она очень отличается от всего остального. Она такая ретроградская. Пусть она говорит о том, что мы не такие же замкнутые хреновы хипстеры.

С. Яковлев, М. Кокин: Это была «Фонорама». Миша Кокин и Саша Яковлев. «Краснознаменная дивизия имени моей бабушки» в лице Ивана Смирнова была, у нас в гостях на том конце провода. Ваня, спасибо тебе большое. Очень крутая беседа. Мне кажется, те, кто нас услышат, позовет тебя потом на интервью.

И. Смирнов: Еще 16 июня мы будем играть в клубе «Place» в Питере. Мы всех приглашаем.

С. Яковлев, М. Кокин: Мы все прекрасно знаем, что вживую все гораздо лучше.

Пока. Счастливо.

Ширина

В гостях у программы «Фонорама» — Иван Смирнов, который представляет группу «Краснознаменная дивизия имени моей бабушки».

«Краснознаменная дивизия имени моей бабушки» — московский оркестрик из 13 человек, исполняющий на струнных, духовых и ударных инструментах летучую симфоническую музыку, собранную по кусочками из оркестрового пост-рока, эксцентричного тви-попа и абсурдистской сказочной лирики по заветам Туве Янссон и Лаймена Фрэнка Баума (http://vk.com/kdimb).

Ближайшее выступление — 16 июня, клуб «Place» (http://vk.com/kdimb_placeclub).

Песни «Краснознаменная дивизия имени моей бабушки», которые звучат в выпуске:

— Тостер
— Астронавты
— Весна в Торонто
— Гобой
— Старая америка

Выпуски

Комментарии